Руслан Кузнецов (ruslankuznetsov) wrote,
Руслан Кузнецов
ruslankuznetsov

Любимая музыка. Часть 2

Только сейчас я понимаю, какое скудное культурное меню было у меня в юности. Как в советской столовой. Сижу сейчас и уже, как говорится, «всю дурь в башке напрягаю», но все равно ничего не могу вспомнить толкового, красивого, ценного, уникального. Ну, почти ничего. Все ведь крутилось вокруг церкви и соответствующих песнопений. Иногда, может, и имеющих в себе какой-то минимум облагороженной калорийности, (чтобы окончательно не загнуться с голоду), но в остальном — пустыня безводная.

И я снова думаю: ну ладно, вам нечего было мне дать. Но тогда зачем запрещать мне самому брать? И, как всегда, не могу не упомянуть самое страшное — все это происходит сегодня, все те сектантские концлагеря никуда не девались, все так же там растут несчастные исхудалые дети, все те же полосатые робы, серые лица и колючая проволока. Мои родственники там, ваши, возможно, тоже. Это как с больницей, тюрьмой или войной: мы не там, и, кажется, что нет ни болезней, ни издевательств, ни убийств. Но они есть, всегда были. И… будут.

Период моего подросткового возраста ознаменовался бурной деятельностью в рядах насквозь обцерковленной молодежи. Мы постоянно что-то там «полезное и нужное» делали, куда-то шли и ехали, что-то начинали и организовывали. Поэтому со светской музыкой в то время было совсем плохо.
Напомню, что я сознательно выбираю именно русские песни, причем стараюсь включить в список как можно более разнообразные композиции по жанру и стилю. Период с 12 до 17 лет:

1. Мэтр советской попсы, Вячеслав Добрынин, тогда нравился, кажется, всем:


2. Теплые, задушевные песни барда Олега Митяева (Изгиб гитары желтой) хороши тем, что их можно просто вот так брать и петь, при этом как бы рассказывая историю (исполняет Михаил Шуфутинский):


3. Тема Великой Отечественной Войны всегда была для меня очень интересной, но в то же время трогательной и сентиментальной — иногда мне на самом деле трудно сдержать слезы при виде документальных кадров тех времен. Так что, фильмы, книги и музыка на эту тему занимает в моем сердце особенное место. Одна из лучших песен о войне:


4. Пока мы в этом настроении. В 1994 году я пошел в кинотеатр и посмотрел потрясшую меня до глубины души картину «Афганский излом» — всю следующую неделю я ходил под огромным и тяжелым впечатлением от увиденного. Один из знаменитых моментов — взлетающий самолет под названием «Черный тюльпан» с гробами на борту — сопровождался этой душераздирающей песней:


5. В начале 1995 года я тоже впал в ту самую юношескую безумную «влюбленность» — первую и, говорят, последнюю в жизни (и слава Богу). Я, как вы уже знаете, не называю такое чувство любовью, скорее, это психологическое переживание, подкрепленное небывалым всплеском гормонов и других химических веществ в молодом, не познавшем девичьего внимания и ласки организме парня. Но переживание, что там говорить, колоссальное.

Тот, кто знает, о чем идет речь, знает и другую сторону этой страсти: в ней негатива больше, чем позитива. Чаще ощущается горечь, чем радость. Жгучая, жестокая ревность преобладает над пониманием и прощением. Обида несется впереди здравого смысла, чувство меры отсутствует напрочь, причем, именно в плохом контексте. Все мысли и действия сконцентрированы на одной до боли ослепительной точке, и эта точка — единственная на всем свете, самая лучшая, умная, смешная, талантливая, очаровательная, но недоступная, как планета Венера, девочка.

Молодость разума, неопытность, в том числе и в отношении противоположного пола, причуды развивающейся физиологии и тотальный запрет родителями и другими взрослыми всего, что только можно запретить — это довольно опасный коктейль. Эффект равносилен наркотику, который насильно заставляет мозг выделять эндорфины, после чего такому мозгу будет нравится все, что движется. Говорю вам это как человек, испытавший и то, и другое ; )

Но девочка, правда, была хороша и красива. Проблема была за малым: я не имел никакого понятия, что нужно с этой моей влюбленностью делать. Я был уверен, что недостоин такой жемчужины, что эта красавица даже не замечает меня (я, конечно, ошибался — потом выяснилось, что мы влюбились друг в друга практически одновременно), что у нее есть поклонники круче, богаче, накачанней и опытней меня — нищего, хилого и зеленого музыкантишки (а так оно и было). Значит, думал я, у меня нет никаких шансов.

Поэтому, еще даже ни разу с ней не заговорив (а этот период тайного страдания длился 8 месяцев), я уже начал прощаться с моей неразделенной любовью. Я, как бы, отпускал на волю птицу, которая даже не пролетала рядом со мной. Смотрел на ее фотографию, которую украл у друга, ронял слезу и слушал потрясающую песню братьев Меладзе:


6. Не знаю, как вы, а я всегда ощущал себя каким-то другим. Причем, чаще не тогда, когда был в компании, а тогда, когда никого рядом не было. В компании я волей-неволей подстраивался под окружение, становился частью толпы. Но оставшись один понимал, что у меня все равно судьба особенная, другая. Помню, сказал об этом маме, а она, усмехнувшись, ответила: «Все так думают, что они особенные».

Так вот, я до сих пор не поменял свое мнение, тем более оглядываясь на пятнадцать лет назад — я, правда, другой. Меня вечно тянуло против течения, я постоянно отбивался от стада, сопротивлялся, спорил, боролся, получал по голове, падал, но все равно не сдавался и греб в свою сторону. Не потому, что я такой смелый или хвастливый, а потому, что оно по-другому и не получается: уже и не хочется бузить, уже нет никаких сил, но натура все равно не позволяет сломаться и подчиниться чьей-то воле, чьему-то авторитету и мнению.

Именно поэтому мне всегда импонировала эта песня — ведь она обо мне, о моей беспокойной жизни:


7. Знаете, чем мне, как мужчине, нравятся лирические вещи Игоря Талькова? Тем, что они мужские. Когда я их слушаю, то понимаю, что эти тексты написаны не гламурным размазней, которого все предают и он, бедняжка, плачет, заламывая руки, под окном любимой, а таким взрослым, сильным духом, настоящим мужчиной. В его стихах можно угадать мужские грустные глаза с морщинками вокруг них, мужские неторопливые движения и взвешенные фразы, мужскую глухую, никогда никому невысказанную боль и мужскую нежность — не затертую о чьи-то публичные бедра, не истраченную в борделях и не поблекшую от похотливой лжи. Слегка неуклюжую и непривычную для него самого, но оттого более ценную. Короче, если бы я был девушкой, я бы точно влюбился в такого мужчину ; )


8. Следующая песня тоже связана с тем самым острым периодом влюбленности в моей жизни (по смыслу), и хотя она практически не представляет никакой художественной ценности, мне она дорога как одно из самых сильных воспоминаний о моем друге и брате Руслане, про которого я не так давно рассказывал.

В начале лета 1995 года я задумал сделать перестановку в своей комнате, которая закончилась ремонтом и переклейкой обоев (с фотообоей, естественно). И Руслан пришел составить мне компанию. Почему-то именно этот момент очень ярко запечатлелся в моей памяти: открытое окно и свежий, ароматный ветерок залетающий в пустую комнату; этот незабываемый запах ремонта в русской квартире; предвкушение чего-то светлого и хорошего; ощущение молодой, но уже взрослости; удовлетворение от дружбы с добрым, умным, талантливым парнем и возможность потрепаться с ним обо всем на свете (то есть почти все время о девчонках).

А песня эта просто играла тогда в магнитофоне:


9. Махачкала, Дагестан, 1995 год, осень. Точнее, бабье лето. Мы на работе: папа, мой родной брат и два двоюродных, включая Руслана. Мама тоже вызвалась поехать с нами, развеяться. Мы снимаем меблированную квартиру в пятиэтажке, где живем с размахом: сейчас «раздача» — мы привезли наш продукт (портреты) и отдаем его клиентам, получая немалые (а по тем временам и огромные) деньги. Каждый день изощренные завтраки и ужины от мамы, горы фруктов, теплое, ласковое море с утра до обеда и вечерний кайф с Яном Флемингом и разными вкуснятинами.

Это было потрясающее, незабываемое время (в отличие от других командировок, связанных с неудобствами, страхом и общим чувством омерзения от всего вокруг). Я даже сейчас не помню, как мы там работали — в памяти осталось только приятное времяпровождение, как на курорте.

Однажды вечером я вышел на балкон и услышал (хоть и не впервые) эту песню. Я перегнулся через перила и увидел двух симпатичных девушек, которые курили этажом ниже. И песня играла у них. Причем играла несколько раз подряд — видимо, девушкам она тоже очень понравилась. И все: с тех пор каждый раз, когда я слышу эту вещь, я улетаю в прошлое, превращаясь в семнадцатилетнего пацана, стоящего на балконе. Он видит вечерний город с морем и корабельными огоньками на горизонте; ощущает теплый бриз, аромат сигарет и девичий смех; чувствует приятную жалость о чем-то, что в его жизни никогда не произойдет и с грустью понимает, как ему сейчас не хватает в его ладони маленькой, нежной ручки.

А когда песня заканчивается, я мечтаю о том, чтобы еще раз, хотя бы на три минуты, очутиться на том балконе, в той компании, тем удивительным вечером бабьего лета.

Я никогда не знал, о чем эта песня и как она называется. Узнал сегодня, когда делал этот пост:


Бабье лето

Знаешь, я никогда так не был счастлив, как в то утро.
Мы шли по пляжу, вот такому как этот. Была осень,
хорошая погода, которую встретишь лишь в Северной Америке.
Там её называют индейским летом, но всё это наше.
В своём длинном платье ты как будто сошла с акварели Мари Лорансэн.
И я помню, очень хорошо помню, что я сказал тебе в то утро —
прошёл год, век, вечность...

Нам - туда,
Куда захочешь и когда...
Мы опять полюбим вновь, когда погибнет любовь.
Нам с тобой
Плыть в утро, только вместе с ним,
Летом бабьим таким цветным.

Сегодня я так далеко от того осеннего утра, но я как будто там.
Думаю о тебе — где ты, что делаешь, существую ли ещё для тебя.
Cмотрю на волну, никогда не достающую дюны.
Видишь, как и она, я откатываюсь назад, как и она, ложусь на песок.
И вспоминаю, вспоминаю приливы, солнце и счастье, пережитое у моря —
прошли вечность, век, год.

Нам — туда,
Куда захочешь, и тогда
Мы опять полюбим вновь, когда погибнет любовь.
Нам с тобой
Плыть в утро, только вместе с ним,
Летом бабьим таким цветным.
Tags: музыка
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author