Руслан Кузнецов (ruslankuznetsov) wrote,
Руслан Кузнецов
ruslankuznetsov

Неделя 11.2



Пообщавшись с амишами штата Огайо мы продолжили движение на восток. К сожалению, как бы мы ни старались избежать этого, у нас появились даты и сроки — к 25 августа нужно вернуться в штат Вашингтон, чтобы через четыре дня выехать на фестиваль Бернинг Мэн. Первой жертвой плотного графика стал Питтсбург в Пенсильвании — его мы увидели мельком с моста. Здесь же впервые прозвучала в будущем ставшая привычной фраза «зато будет куда приехать в следующий раз».


Номера в Пенсильвании такие.


2. Привет из прошлого века: в США еще очень много потребителей угля. Этот добыт в Аппалачском угольно бассейне, одном из крупнейших в мире.


3. Первая платная дорога, самая длинная из всех, что нам пришлось ехать. Так, 300 миль (480 км) от Питтсбурга до Филадельфии стоили нам 34 доллара.


4. Основная причина «платности» дороги — это тоннели.


5. Я сперва не совсем понял, зачем их тут так много, пока не вспомнил, что мы переезжаем северные Аппалачи, очень похожие на Прикарпатье.


6. Почему здесь вместо обычных перевалов были прорыты дорогущие тоннели, непонятно. Но по ним перебираться на другую сторону, безусловно, удобнее.


7. В Филадельфии городской народ живет в таунхомах вроде Чикагских, только здесь они стоят вплотную друг ко другу. Отчего их разнокалиберность выглядит еще смешнее.


8. Особо умиляет разнообразие отделки входов. Это как носить пиджак, сшитый из разноцветных, разнородных и разновозрастных лоскутов, но зато с алым платком в кармашке.


9. Здесь могло бы быть интересно и даже уютно, если бы не бесконечные ряды запаркованных машин и как попало развешанные, ненавистные провода.


10. Закусочная недалеко от центра города.


11. В принципе такая какашка могла бы стать символом опрятности города. На самом деле это капнувшая с гигантской кисточки краска, но месседж от этого не меняется.


12. Центр, как во многих столицах в восточной части Америки, построен вокруг главного здания.


13. Экспозиция у дверей художественной школы.


14. Цветник в фюзеляже погибшего самолета символизирует новую жизнь на руинах войны.


15. Прямо в центре города расположен госпиталь (странное решение), поэтому люди в докторской униформе здесь повсюду.


16. Молодежь отдыхает на одной из центральных площадей.


17. Обычно все бордюры, ступеньки, гранитные выступы и клумбы в центрах больших городов защищены от скейтбордистов уголками и шипами. Здесь, видимо, им решили отдать на растерзание кусочек города. Очень правильное решение, на мой взгляд.


18. Парни продвигают здоровый образ жизни.


19. Мужички, вместо того, чтобы тупо попрошайничать, пытаются зарабатывать. Кто-то предлагает сфотографироваться со своей змеей.


20. А кто-то взял на себя услуги фотографа на фотоаппарат клиента.


21. Эти ребята развлекают народ семейным подрядом.


22. Самому мелкому так сильно захотелось поснимать на камеру Аллы, что он вцепился в нее двумя руками и не отпускал до тех пор, пока не вмешался папаша.


23. Вот, снял.


24. Чем дальше на восток, тем больше народу из Африки и ее окрестностей.


25. В центре, помимо прекрасных кирпичных зданий, много бетона — влияние семидесятых.


26. Да и стекла немало, и непонятно еще, что хуже. Хотя на фотографии все выглядит немного лучше, чем на самом деле (тот редкий случай).


27. Так получилось, что мне с самого детства, когда об Америке еще даже мечтать не приходилось, нравился американский флаг. Судя по всему, американцам он тоже очень нравится.


28. В Филадельфии много парков (больше, чем в любом другом городе США) и различных городских сквериков. Это приятно.


29. Все больше и больше молодежи используют хипстеровские камеры. Кэноны и Никоны, видимо в силу своей традиционной японской закоснелости «ничего не надо менять, раз и так работает», продолжают тупить, уступая рынок Пентаксам, Фуджифилмам и другим Олимпусам. Почему — уму непостижимо.


30. Пока что мы не встретили ни одного города, в центре которого не шел бы масштабный ремонт.


31. Улицы центра расположены почти строго с севера на юг и с запада на восток. Отсюда интересный закатный цвет в одну сторону, и слепящее солнце в другую.


32. Приходится выглядывать из-за угла. На мусорках наполовину пустые стаканы — таким образом некоторые люди специально оставляют еду и напитки для бомжей, что бы тем не нужно было копаться в мусорке.


33. Три хорошо погулявших (скорее всего на рабочем месте) мадам с неискренней лентой: «Сороковник мне идет».


34. Красиво здесь, че. И люди красивые.


35. Алла знает, как поймать момент.


36. Самый центр Филли удивил своей теснотой. Окружившие ратушу здания смотрятся выше, больше и, по ощущеням, нависают над ней, отбирая воздушное пространство. А сам «горисполком» позорится воткнутыми в окна кондиционерами.


37. Внутренняя красота закрыта сетками от голубей.


38. Ну и о самом задолбавшем за эту поездку. Я понимаю деревня, провинция, окрестности. Точнее, не понимаю, но могу смириться. Но как можно в самом центре, в самом сердце огромного культурного города вот так тупо прицепить эти мерзкие провода к фонарю и развесить их к светофорам?! Кто эти бестолочи, которые допустили такой маразм?


39. Если не приглядываться к деталям, центр Филадельфии выглядит довольно прилично. Не Чикаго, конечно, но все равно неплохо.


40. Но мы к деталям приглядываемся. И видим, что все усилия администрации города по его облагораживанию рубятся на корню бездельниками, бомжами и просто некультурными людьми.


41. Например, все улицы города покрыты черными пятнами выплюнутых прямо на тротуар жвачек.


42. Почему так? А потому, что город не обеспечил жителей и гостей урнами. Мы прошли от перекрестка (которого даже не видно на фото) до этого места и не увидели ни одной урны. Не удивительно, что люди, прежде чем войти в автобус, бросают мусор прямо в клумбу. Казалось бы, очевиднейшая вещь, но управленцы города этого не видят.


43. Оно-то, конечно, хорошо сделать художественный кадр. Но когда этот мусор везде — это мрак.


44. Или вот еще. Площадь, на которой катаются пацаны на скейтбордах и тусит молодежь, расположена прямо напротив мэрии, в самом центре и огорожена заборчиком. Урн тоже нет, поэтому мусор валяется по всему периметру. Заглядываем за заборчик.


45. И видим бомжатник. То есть люди здесь живут полноценной жизнью: спят, кушают, общаются. И даже просвещаются.


46. А если нужно в туалет? Да не проблема. И пофиг, что запах из этой помойки разносится по окрестным улицам.


Это парадокс больших городов востока США: чем дальше мы удаляемся от западного побережья, тем цивилизованнее, во всех смыслах, проезжам города. Во всех, кроме одного: в этих городах мало или почти нет бытовой культуры. Причем, как в отношении к окружающей среде, так и к окружающим людям.

Кстати, я еще в детстве обратил внимание на это противоречие. У нас семья была простая, религиозная, мама — домохозяйка, папа — монтажник. Культурное воспитание мы получали больше в школе, чем дома. Но вот ванно-туалет у нас всегда был начищен до блеска, и пахло там или яблочным освежителем, или мылками-шампуньками. Через лестничную площадку жили образованные, интеллигентные люди. Я к ним иногда ходил телек смотреть. А вот в туалет к ним лучше было не заходить. Да и на кухню тоже.

Вот именно это я не понимал, и, честно говоря, не понимаю до сих пор: почему образование не образовывает людей? Почему культура не окультуривает? Цивилизация не оцивилизовывает? Ну раз ты уже соображаешь, как управлять заводом, строить машину или писать программу, почему бы твоей соображалке не распространиться и на такой простой аспект, как уход за своим телом или местом, куда это тело регулярно ходит по нужде? В чем проблема? Лень, пофигизм, или все же тупость умного ума?

47. А ведь этот страшный мусорник с постоянно открытой дверью находится прямо в проходе сквозь прекрасную арку под зданием мэрии, в самом активном туристическом месте, через дорогу от здания суда, отеля Ритц и филармонии. Хотя одна причина известна — об этом я уже как-то писал, когда побывал в здании городской администрации в Гонолулу — людям пофиг, потому что это «не наше». Но про туалет все равно не понятно.


48. Здесь даже копы публично нарушают правила, потому что им тоже пофиг.


49. Строительство жилых районов. Здесь видно, как сперва заливается шахта лифтов, а уже к ней потом присоединяют остальное здание. А еще видно позорную елочную подсветку на деревьях, все как в самой захолустной провинции.


50. Интересно, что в целом жилые районы, окружающие даун-таун выглядят культурнее и опрятнее центра.


51. В поисках обзорного этажа зашли в фойе одного из небоскребов. На этом месте могли бы поместиться несколько дорогущих квартир, но красота дороже.


52. Алла и в лифте не успокаивается.


53. На верхнем этаже, как это заведено в небоскребах, ресторан. И как положено хорошему ресторану, кухня выставлена на обозрение посетителям.


54. Сверху Филли выглядит достойно. Вода вдалеке — это река Дэлавэр, отделяющая штат Пенсильвания от Нью-Джерси. Куда мы и направляемся этим же вечером.


55. Внизу вечерний город тоже похорошел, но бомжи все равно не дают расслабиться ни нам, ни Гутенбергу.


56. А потом мы услышали вопли толпы. Оказалось, это движение спортсменов... Они собираются здесь каждое воскресенье и громкими криками зажигают друг друга и окружающих на занятия. Крутая идея.


57. Поотжимавшись, поприседав и попрыгав на месте, толпа побежала дальше по городу. Достойная реклама спорта и здорового образа жизни.


58. Перед сном Алла решила уронить свой лаптоп на асфальт. Благо, эппл аллюминиевый — вместо клея пришлось поработать напильником.


59. Дальше наш путь лежит в знаменитый город с красивым названием Атлантик-сити. Проезжаем еще одну рамку платной дороге, только на этот раз услуга стоит полтора доллара и большинство расплачивается мелочью — для этого сделаны специальные большие корзинки, чтобы в них можно было удобно бросать монетки на ходу.


Заезжаем в штат Нью-Джерси.


60. У нас монеток не оказалось, так что платим бумажками. На всех таких рамках есть хотя бы один кассир. Мы шутим: многие в детстве играли в кассира, но там нужно еще что-то резать, заворачивать, насыпать, а тут чистый кайф — считай деньги и больше ничего.


61. Первая реакция в Атлантик-сити: «Да ну, не может быть. Сейчас отъедем подальше и начнется нормальный город».


62. Город так и не начался. Зато начались контрасты, например как здесь: старючий дом с хламом вокруг на фоне огромного здания казино и гостиницы.


63. Мы-то, конечно, слышали, что здесь тоже такой мини-«город греха», только на берегу Атлантического океана.


64. Океан оказался грязным, а набережная неприветливая.


65. А город греха... Ну, во-первых, не город, а так, городишко. Что касается греха, тот тут тоже не все благополучно — грешить особенно негде, ибо многие злачные места обанкротились и закрылись. В том числе и это громадное сооружение.


66. Спасатели на безлюдном пляже скучают во всю силу.


67. Спасать некого.


68. Первое время мы никак не могли разобраться, где город и куда нужно идти. Типичная провинция, местами гетто.


69. Потом, увидев страшные фасады гостиниц и казино около берега, поняли, что где-то за ними что-то есть.


70. По закоулкам прошли от парковки и вышли на набережную.


71. Здесь в первый и последний раз (на сегодняшний день) мы столкнулись с упоминанием России на публике. Компания SKYY придумала такой слоган для своего продукта: «Водка настолько отфильтрованная — мы даже из нее Россию убрали».


На самом деле Россия здесь, к сожалению, никому не интересна, а Украину если и упоминают иногда, то в контексте «нам нужно помнить, что где-то кому-то тяжело». Как справедливо замечают многие блогеры-путешественники, Россия для обычных американцев примерно то же, что Сирия или Северная Корея для обычных россиян. Ну есть такая страна, что-то там эдакое странное и нехорошее вытворяет, а жители этой страны нами почему-то недовольны, топчут наши флаги и рисуют карикатуры на нашего президента. Ну, и окей. Из вежливости зададут тебе какие-то вопросы, как русскому по происхождению. Посожалеют, что страдают простые люди. И все.

Cлишком мало, по их мнению, авторитета у страны и ее руководства, слишком мизерный сегодня ее вклад в мировую копилку дел и знаний, чтобы о ней было интересно или нужно разговаривать. И если СССР американцы вспоминают с уважением, как пусть и чудаковатого, но умного врага и достойного соперника, то Россию, как государство, не воспринимают всерьез вообще. Опасаются, да, но, скорее, как мелкого хулигана — как бы чего исподтишка не напаскудничал. В то же время ждут изменений к лучшему в отношениях, потому что никому не хочется иметь врагов, не важно, авторитетных или нет.

А вот конкретно к русским людям — сюда входят и украинцы, и белорусы, и вообще все, кто родом из СССР — в штатах всегда и везде относятся хорошо (ну, может, за исключением тех мест, где русских очень много и очень давно и где они живут по своим совковым понятиям). Американцы считают, что у руля в России сейчас далеко не представители лучшей части русских, не тот человекотип, который прославил свою страну в прошлом, поэтому и отделяют представителей нации от представителей власти. Культурные люди так вообще сразу переводят разговор в позитивную плоскость и начинают обсуждать Толстого с Достоевским, Санкт-Петербург с Камчаткой, Чайковского с русским балетом и рокешников Парка Горького :)

72. Итак, мы пошли по набережной. Смурные рикши ожидают клиентов.


73. Школьный оркестр развлекает публику нестройным джазом.


74. Пляж неуютный, серый и безлюдный. Конечно, погода много значит, но вообще, нам, «гавайцам», теперь трудно угодить в этом плане. Ведь к тому моменту, как мы отправились в путешествие, мы уже настолько привыкли к лучшим пляжам планеты, что для нас они стали точно таким же курортом, как в детстве пляж речки-вонючки Колоснички около трассы на Макеевку. Ну, то есть, почти никаких эмоций — пляж да пляж, купайся, загорай. И только теперь, приезжая на другие побережья и пляжи мы, по своей «буээ» реакции понимаем, как же все-таки круто на Гаваях :)


75. А еще интересно наблюдать, как наш настрой влияет на нашу же оценку. Почему-то в нашей голове засела ничем не обоснованная мысль, что Атлантик-сити — это крутой, современный город. Может из песни какой тупой, может из кина, не знаю. И вот проходит одна минута, две, пять, а мы все никак не можем понять, что не так? Что-то не вяжется, а что — не ясно. А потом в один момент приходит озарение: мы находимся, как здесь говорят, в shithole, в самой захолустной, нелепой дыре. И публика здесь соответственная.


76. И развлечения для нее такие же: магазинчики с китайским барахлом, тошниловки с дешевой едой, какие-то дурацкие аттракционы и комнаты гадалок.


77. Здесь настолько все плохо, что копы, вместо того, чтобы прогуливаться пешочком или, хотя бы, кататься на велосипедах, тупо рулят по пешеходной дорожке на машине.


78. Признаюсь честно, впервые я оказался в месте, где увидел все, так скажем, прослойки населения низших уровней. Очень полезный опыт.


79. Паренек так громко напевал на своем родном наречии, что пришлось его сфотографировать.


80. Заметив меня он повернулся и я тут же вернулся в свое юное прошлое, в Махачкалу: много слов, вопросов и предложений одновременно. Ок, ок, сфоткаю я тебя, фотку найдешь в моем блоге, держи карточку. А вот это важно: мы наделали кучу визиток и раздаем тем, кто нами интересуется или кто уже готов наехать за то, что его запечатлели. Во втором случае работает безотказно — человек тут же успокаивается, узнав, что мы всего лишь путешественники, а его фотку, которую мы обычно показываем ему на дисплее камеры «смотри, как хорошо получился», он может найти вот на этом сайте или в фейсбуке. Все, конфликт исчерпан.


81. Закончив фотосессию с его другом я отправляюсь дальше с честно заработанным огромным кусмарем пиццы.


82. На этом наша прогулка по атлантик-стрипу заканчивается, потому что тяжело видеть людей, у которых на лице написано одно и то же выражение «что я делал не так со своей жизнью, что мне нравится проводить свой отпуск в этой дырище?»


83. Окрестности казино не внушают оптимизма. Здесь дремлют продавщицы хот-догов.


84. Здесь тротуары в скверах загажены и проросли травой, а в фонтаны вообще лучше не заглядывать.


85. Великолепие казино «Цезарь» наверное кого-то завораживает и манит, манит.


86. Мы же откровенно глумимся. Не с потолка, нет, а с попыток обслуживающего персонала и публики делать важный и самодовольный вид «у нас тут роскошь». В Лас-Вегасе все фейк, липа, но там этот фейк качественный, масштабный и даже местами увлекательный. Здесь плохо все.


87. Залы казино представляют еще более грустное зрелище. Если за покерными и блэк-джэкными столами присутствует хоть какое-то подобие веселья и куража, то у автоматов царит депрессия и безысходность. Играют, в основном, старики.


88. Лица сосредоточенно-потерянные, движения автоматические и какие-то обреченные, что ли. Общий гул, приглушенный свет, сигаретный дым — и щелкающие по кнопочкам старички и старушки. Бр-р-р.


89. Прошаренные занимают два аппарата сразу и по одним им известным алгоритмам что-то там пытаются выиграть у машин, которые изначально запрограммированы обыгрывать.


90. Идем на крышу стоянки, подышать свежим воздухом, поглядеть на закатно-розовый город. Хотя смотреть, по сути, не на что. Казино, отели и магазины, а вокруг живет обслуживающий персонал.


91. Все — некачественный фейк.


92. Алла с Юлием делают вывод, что это первое место в нашей экспедиции, куда мы точно не хотим больше возвращаться.


93. В темноте подтверждается то, что не так бросается в глаза днем: многие казино возвышаются над соседями темными силуэтами.


94. Не так уж много людей желает приезжать в этот гадюшник оставлять свои последние кровные. Оно и хорошо.


Tags: new jersey, pennsylvania, tour us, Нью-Джерси, Пенсильвания, Экспедиция по США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments