Руслан Кузнецов (ruslankuznetsov) wrote,
Руслан Кузнецов
ruslankuznetsov

Правда-матка 8. Перед рассветом



В этой части я расскажу о том, как впервые услышал голос Бога и голос своего духа.

Новый 2005-й год я встретил в тесном кругу оставшихся у меня друзей в горном домике в окрестностях Валла Валла. Где-то в моей ванкуверской церкви лояльная молодежь шумела за праздничными столами малого зала, где-то кто-то стоял на коленях в традиционной новогодней молитве, где-то звучали речи пасторов и лидеров паств. А я пил коньяк под уютно потрескивающие дрова в камине и впервые в жизни сознательно абстрагировался от привычных мне религиозно-новогодних традиций. Что-то внутри надорвалось и расползлось, разворотив и в без того беспорядочной голове остатки фундамента, на котором покоились все жизненные ценности и устои.

Тогда же я услышал новости о моих знакомых, молодой семье, проживающей в Сиэтле. Мне сказали, что ребята нашли какую-то новую церковь, в которой проходят так называемые «инкаунтеры», на которых они также побывали, и что теперь это совсем другие люди. Не ругаются, не дерутся, не собираются разводится и вообще, живут весело и счастливо. Для меня, знавшего этих людей несколько лет, это были невероятные новости. Я захотел поехать к ним в гости и лично во всем убедиться.

И вот мы сидим у них за столом, ужинаем, пьем чай и общаемся. Со стороны сразу видно — что-то произошло. Хорошее. Но что и как надолго — непонятно. Ребята рассказывают о том, с чего все началось, как Бог их вытащил из мрака, исцелил и поставил на ноги, как им теперь легко понимать, прощать и любить друг друга, и все в таком ключе. Я слушал и где-то глубоко внутри понимал, что они не шутят и не рисуются, что произошедшее с ними — реальность. При этом странно было слышать от человека, никогда до этого в разговоре не употреблявшего религиозный жаргон, такие фразы, как «Святой Дух меня наполнил» или «Бог прикоснулся ко мне». Это было даже больше, чем странно.

А еще было странным почувствовать себя в роли «евангелизируемого», того, кому рассказывают о Боге. Ведь это я последние несколько лет ездил по миру и нес благую весть людям. А тут я слушаю тех, кому еще недавно сам мог бы проповедовать о Христе и понимаю, что «неверующий» сейчас я, и что это мне нужно «покаяться и веровать в Евангелие». Было ясно, что они знают что-то такое, чего я никогда не знал и не мог знать. Что-то в их глазах говорило мне: это серьезно, это не очередная новая фишка современного христианства и, главное, это нужно мне. Позарез.

Но все эти мысли бурлили внутри меня. Снаружи я ничем не показывал свои чувства, напротив — сидел с насмешливым выражением лица да подшучивал над рассказчиками, цепляясь за слова и задавая каверзные или откровенно издевательские вопросы. На удивление, они не поддавались на мои нелепые провокации и продолжали отвечать вежливо и ровно, добавляя: «Руслан, мы все понимаем. И твой тон, и твои подколы. Мы сами были на твоем месте, так что все нормально». Это меня слегка злило, ведь я уже пришел к выводу, что ни у кого никогда не будет ответов на мои вопросы и никто мне не сможет помочь. А если и сможет, то это должны быть люди уровня Билли Грейма, как минимум. А тут сидят обычные парень с девушкой и конкретно «давят» своей правотой. 

Поздно вечером мы наконец пошли спать, чтобы на следующее утро, в воскресенье, отправиться в гости в ту самую церковь «Центр Трансформации», где страшные инкаунтеры и орущий пастор. Мне выделили место в комнате старшей девочки Вали — все в розовых цветочках, рюшках, куклах и игрушках. Я лег в полудетскую кроватку и, уставший за долгий день, постарался побыстрее заснуть. 

Но прошло десять минут, двадцать, полчаса и стало понятно, что, при всем моем желании, заснуть я никак не смогу. Как будто что-то меня отвлекает, только я не могу понять, что. Вроде и кровать удобная, и в комнате свежо и прохладно, ничего не шумит, нигде не болит. Мысли в голове тоже улеглись. Но сна нет. Так прошел еще час. Я снова стал анализировать, в чем дело и неожиданно для самого себя отметил, что у меня учащенное сердцебиение и едва заметная дрожь в теле — обычная ситуация когда надпочечники выделяют адреналин. И тут я ее услышал. Точнее, распознал.

Не только в моем мозгу, но и в моем теле, и рядом с телом, и вообще во всей комнате билась и пульсировала одна и та же фраза. Она была и мыслью, и надписью, и звуком и даже осязаемым предметом, она вращалась в пространстве и светилась неоновыми буквами на моей глазной сетчатке. Я мог ощущать ее как внутри себя, так и снаружи. Она повторялась снова и снова, как гоняющая по кругу запись на магнитофоне. Я и видел ее со стороны, и думал ее, как свою собственную мысль. И заключалась она в одной единственной фразе: «С завтрашнего дня твоя жизнь изменится». 

Здесь я сделаю небольшое отступление для того, чтобы еще раз остановится на теме «что такое голос Бога» или «как Бог разговаривает с людьми». Сегодня, спустя годы и десятки подобных случаев, мне намного проще объяснить то, что на самом деле произошло в ту ночь, когда я впервые получил мысль, не принадлежащую ни мне, ни другим людям. Именно сейчас, когда я пишу об этом, мне как никогда стала ясна проблема тех людей, которые пытаются рассказать каким образом с ними говорит Бог. Вернее, каким образом они Его слышат. 

Проблема заключается в том, что глагол «слышать» — это довольно ограниченное, однобокое и примитивное описание испытываемого человеком ощущения или восприятия в момент, когда информация из одного измерения передается в другое, так сказать, из «божественного» — в наше. В английском языке есть для этого случая идеальное слово: sensation.

Мы все хорошо знаем, что слышать — это значит воспринимать органами слуха (ушной раковиной, улиткой, молоточком, наковальней и т.п.) звуковые колебания окружающей среды. Эта способность под названием «акустическое восприятие» является одним из пяти биологических чувств, которыми пользуется человек для принятия и передачи информации. Проблема в том, что информация, поступающая от Бога, в большинстве случаев минует наш слуховой аппарат, проскакивая из одного измерения в другое прямиком в наш мозг. И люди, по привычке говорящие «я только что услышал послание от Бога», только еще более запутывают тех, кто не имеет понятия, о чем идет речь.

В этом случае уместнее будет говорить «понял», «узнал» или «получил сведения». Мои уши никаких колебаний сквозь себя не пропускали и мои нервные окончания не передавали никаких сигналов в ту часть моего мозга, куда они обычно эти сигналы передают. То есть в какой-то момент у меня в мозгах не было данной информации (идеи, знания, призыва к действию), а затем без всяких видимых причин, вне всякой логики и вопреки науке она появилась. При этом совершенно понятно, что я не мог сам эту информацию генерировать, так как она, даже уже живя в моей голове, продолжает оставаться чужой. Настолько, что мне часто нужно ее хорошенько осмыслить, прежде чем я соглашусь с нею. А иногда ее хочется оспорить, отказаться от нее и сразу побыстрее забыть.

К тому же, бывает и так, что информация может оказаться как знакомой мне (я знал об этом, но забыл; я догадывался, что такое возможно, но не был уверен), так и абсолютно новой для меня. Она также может быть неприятной мне, нежеланной, она может прийти совсем не вовремя и помешать моим давно задуманным планам. Эта информация часто несет в себе определенное чувство неуверенности и даже страха, особенно если речь идет о будущем. 

Это что-то, вроде: «Я не помню, как я об этом узнал — услышал, прочитал или увидел, но я точно знаю, что нельзя убегать от медведя и нужно фильтровать воду в тропических джунглях». То есть, информация в мозгу есть, а уже как она туда попала — дело второстепенное. И если ты стоишь перед медведем или ручьем, ты не пытаешься вспомнить: «Так все-таки, прочитал я это или услышал по радио?» Ты действуешь так, как знаешь, как научен.

Но самая главная отличительная черта подобных посланий «оттуда» заключается в их абсолютной власти над твоим мозгом. Например, все мы иногда можем подумать, вспомнить или представить что-то неприятное, о чем бы не хотели думать или, наоборот, что-то очень хорошее, что может отвлечь нас от работы или разговора. Обычно в этот момент мы усилием воли отгоняем такие мысли и переключаем наши мозги на другой канал.

С информацией от Бога этот номер не проходит. Если она пришла к тебе — ты обречен быть ее заложником до тех пор, пока не истечет срок ее годности или пока ты не сделаешь то, что должен сделать. Она заполоняет твой мозг точно так, как любая другая навязчивая идея, только в отличие от последней у тебя нет никаких шансов от нее избавится. Еще и потому, что ты прекрасно знаешь — это был «голос» Бога, с которым, как известно, лучше не шутить. Вот почему в тот момент, когда Бог что-то говорит человеку, этот человек никогда не спутает Его «голос» со своими мыслями, со своей памятью или своими же галлюцинациями. Потому что это просто невозможно. «Овцы знают голос своего пастуха».

Итак, я лежал в Валюшиной розовой кроватке и с удивлением рассматривал в своей голове новую информацию в виде загадочной фразы «завтра твоя жизнь изменится». Фраза меня вроде как удивила, но больше озадачила. А все потому, что для того, чтобы она сбылась, не было никаких предпосылок: во-первых, я уже с трудом верил в то, что моя жизнь может хоть как-то измениться, а если это и стало бы возможным, то изменения были бы только в худшую сторону. Информация же подразумевала как раз сторону лучшую. 

Во-вторых, завтра меня ждал визит в очередную харизматическую церковь, которых я видел десятки, и от которых вообще никогда в жизни не ждал ничего хорошего. Да, я уже догадывался, что хозяева дома на самом деле «что-то такое» пережили, но чтобы так — прям завтра все изменить? Не знаю, не знаю. В конце концов я все-таки заснул. Утром фраза продолжала во мне пульсировать и мерцать, но отдохнувшие мозги уже не реагировали на нее так эмоционально, как ночью. 

Церковь TCCI меня сразу разочаровала. Какое-то обшарпанное, скучное здание рядом с магазинами и школой по вождению. Плоская музыка в стиле Хиллсонга отвратила с первых нот, от неимоверно громкого и удивительно грязного звука хотелось закрыть уши (что я и делал) и уйти. Молитва за детей, во время которой все подняли руки и стали громко кричать (в том числе и на «иных языках») нагнала страху, отчего я еще больше захотел сбежать на улицу. После «прославления» должна была быть проповедь пастора Андрея Шаповалова, но в тот раз в гостях были бывшие наркоманы из реабилитационного центра «Исход», поэтому вместо проповеди мы приготовились слушать их рассказы о своих нелегких судьбах.

И уже на третьем рассказчике меня стало «накрывать», правда в тот момент я этого слова и его значения еще не знал — просто почувствовал тепло в груди и наворачивающиеся слезы. Сперва я был занят еще и тем, что стыдливо скрывал свои ощущения от моих соседей, поэтому не обратил внимания на причину моего такого странного эмоционального состояния, отнеся это на счет довольно трогательных и удивительных историй молодых ребят об их возвращении к жизни (причем и в буквальном смысле тоже). Но потом я понял, что дело даже не в чудесных историях, которые я слышу. А в том, что я слышу еще что-то, чего никогда в жизни не слышал. Да что там говорить, я даже никогда не подозревал, что у «него» есть голос. 

Представьте себе, что у вас дома или в машине есть радио. Вы знаете, что оно у вас есть, но так как оно никогда не работало и вы никогда не слышали, чтобы из него доносились какие-либо звуки, вы относитесь к этому приемнику также, как, скажем, к ящику для картошки. Ну стоит, да стоит. А потом в один прекрасный день ящик заговорил. Неожиданно. Сам, без особых на то причин. Громко и ясно. 

Примерно так я отреагировал на еще один голос во мне, которого я никогда до этого не слышал, а если и слышал, то не придавал значения. Этот голос принадлежал вроде как и мне, но и не мне. Не был это и вчерашний голос. Он был мой, только я его слышал впервые. И если вчера я некоторое время не мог въехать, откуда звучит это «завтра твоя жизнь изменится», то сегодня я буквально в следующую секунду точно знал, кто мне говорит «ах, как же мне тут хорошо, наконец-то я дома!» — это был мой дух. Мое вечное «Я», моя настоящая Личность, ради которой было сделано мое тело и моя душа. 

Я вдруг осознал, что больше не слышу выступающих ораторов, что даже слегка потерялся во времени, и что при этом мне было совершенно «пофиг», потому что мне было ах, как хорошо! Впервые за много лет я почувствовал, как какая-то до невыносимости натянутая во мне струна вдруг «попустила». Как что-то там заскорузлое, зачуханное и замызганное оттаивает и стекает прямо на этот офисный пол грязными каплями. Я чуть ли не физически ощущал, как в мой заколоченный, заброшенный дом через впервые за долгие годы открытую дверь проникло горячее солнце и как оно там приятно припекает на заплесневелых стенах. Это было потрясающе, скажу я вам. Мой дух испытывал примерно такой же комфорт, какой испытывает тело после того, как оно мерзнет несколько дней в грязи, холоде и сырости, а потом вы его погружаете в горячую ванну. Знакомо? Именно так и было. 

Тем временем собрание стало подходить к концу. Вот уже играет последняя песня, вот собирают деньги, вот пастор произносит заключительную молитву. А я стою и понимаю, что и это уродское помещение, и эта громкая музыка, и этот фальшивящий оркестр, и эти разношерстные люди вокруг меня, и этот орущий парень с глазами и бородкой монголо-татарина — это все мое. Это мой дом, который я давно люблю, просто я не знал, что он существует. А потому и не знал, что я его люблю. 

Нет, вы не подумайте: мозги мне говорил полностью противоположное. Мои глаза не хотели смотреть на то, что меня окружало, а уши не желали слышать то, что в этом окружении звучало. Да вот только мне, МНЕ, моему духу, моему вечному «Я» было настолько начхать на мнение моих мозгов, что я сел на стул и рассмеялся. Тоже по-настоящему, тоже впервые за долгие месяцы, если не годы.

— Ну что, ну как? — вернули меня к действительности мои друзья. — Нормально, скажи?! Или тебе не очень понравилось?

Я же сидел с глупой улыбкой идиота и не знал, что ответить. Нет, ну правда. Что я им скажу, что здесь мой дом? Что я обожаю этих людей и все, что тут происходит? Вот так, с самого первого визита? «Ага», — сказал мой новый знакомый мой дух, — «так и скажи». 

— Ребят, вы не поверите. Я просто в шоке. Я даже не могу вам этого объяснить. Но я реально не хочу отсюда уходить. Я дома, вы понимаете? Здесь, у этих людей, есть то, что я так долго и упорно искал. Я еще не знаю, что это, но оно у них есть. Поэтому я хочу тут остаться и жить!

И снова я глядел по сторонам и улыбался. Тут-то Алла нас всех и сфотографировала:



Tags: Правда-матка, Религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments