Руслан Кузнецов (ruslankuznetsov) wrote,
Руслан Кузнецов
ruslankuznetsov

The Message is back!

Photobucket

Сегодня Папа мне намекнул, что пора бы уже и размяться, переведя еще один отрывок из самого лучшего перевода Библии — The Message. Интересно, что я никогда не выбираю, за какую именно главу мне нужно взяться — это всегда за меня делает Он.

В этот раз текст оказался не только интересным и злободневным, но и забавным. Потому что, работая над ним, я вспомнил события прошлогодней давности в TCCI. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что моя история очень похожа с описанной ниже. Вот уж точно: нет ничего нового под солнцем. Две тысячи лет назад Павел приводил доводы, которые не впечатляли церковных авторитетов и их помощников. Не впечатляют они их и сегодня.

Письмо Павла в Галатию, 2 глава.

Спустя четырнадцать лет после моего первого визита, мы с Варнавой отправились в Иерусалим, взяв с собой Тита. Я пошел туда, чтобы поделиться тем, что мне было открыто. Я рассказал в точности все то, чему учил не-евреев. Встреча с уважаемыми церковью лидерами проходила при закрытых дверях, чтобы обсуждаемые нами конфликтные вопросы не перетекли в публичные дискуссии и этнические трения, и чтобы годы моей работы не стали поводом для клеветы, подвергнув мое сегодняшнее служение опасности.

Примечательно, что Тит, не являясь евреем, не был также обязан подвергаться обрезанию. Во время конференции к нам, притворяясь христианами, проникли шпионы, которые решили узнать, насколько свободны настоящие христиане. Их скрытный мотив заключался в том, чтобы свести нас на их рабский уровень. Но мы их проигнорировали. Потому что решили сохранить подлинность Учения для вас.

Что касается тех, кто считается авторитетами церкви, то их репутация меня не интересует. Бог не впечатляется внешним видом, я тоже. И, конечно же, тем лидерам нечего было добавить к тому учению, которое я преподаю. Потому что вскоре выяснилось, что Бог доверил мне ту же самую информацию для не-евреев, которой оперировал и Петр.

Согласившись, что мое призвание было дано мне Богом, Иаков, Петр и Иоанн — эти столпы церкви — пожали нам с Варнавой руки, назначив нас на службу не-евреям, на себе оставив ответственность за работу с евреями. Единственное, о чем они нас попросили, так это чтобы мы помнили о бедных, чем я и так активно занимался.

Позже, когда Петр пришел в Антиохию, у нас с ним произошло столкновение, потому что он переступил черту. Вот что произошло. Раньше, еще до того, как пришли некоторые люди от Иакова, Петр регулярно ужинал с не-еврееями. Но когда эта консервативная группа явилась из Иерусалима, он предусмотрительно дал задний ход и стал держаться как можно дальше от своих друзей — настолько оказался сильным его страх перед этой твердолобой еврейской кликой, которая проталкивала старые принципы об обрезании. К сожалению, остальные антиохийские евреи тоже присоединились к лицемерию Петра, так что даже Варнава оказался сбитым с толку всем этим маскарадом.

Но когда я понял, что они не собираются держаться четкого, прямого пути согласно Учения, я при всех них заговорил с Петром:
— Если ты, еврей, сам живешь как не-еврей, когда за тобой не следят сторожевые псы из Иерусалима, то какое ты имеешь право требовать от не-евреев подчиняться еврейским традициям? Только лишь для того, чтобы произвести благосклонное впечатление на твоих старых Иерусалимских дружков?

Мы, евреи, знаем, что у нас нет никакого прирожденного преимущества перед «не-еврейскими нечестивцами». Мы очень хорошо знаем, что порядок в наших отношениях с Богом зависел не от исполнения закона, а от нашей личной веры в Иисуса Христа. Как мы это знаем? Мы попробовали. И у нас была самая лучшая система законов, которую когда-то видел мир! Убежденные, что никакой человек не может удовлетворить Бога своим самосовершенствованием, мы прекратили свои попытки стать лучше и поверили в Иисуса, как в Мессию, чтобы подружиться с Богом.

Кто-то из вас заметил, что мы еще не идеальны? (Не такой уж это и сюрприз, не так ли?) И вы готовы сделать обвинительный вывод, что раз такие люди, как я, которые налаживают свои отношения с Богом через Христа, не идеально безукоризненные, то Христос, поэтому, является атрибутом греха? Легкомысленный вывод. Если бы все еще было это «старание стать лучше», я бы сейчас восстанавливал свой старый добрый сарай, который когда-то разрушил. Я бы вел себя как шарлатан.

На самом деле вот что произошло: я пытался держаться законов и работал как угорелый, чтобы угодить Богу, но это не сработало. Поэтому я перестал быть «человеком закона» чтобы стать «человеком Бога». Жизнь Христа показала мне, как это делается и помогла начать процесс. Мое эго больше не находится в центре. Отныне не имеет значения — выгляжу ли я благочестиво в ваших глазах или одобряете ли вы мои действия. И я больше не пытаюсь произвести впечатление на Бога. Христос живет во мне. Моя жизнь, которую вы видите, больше мне не принадлежит — она движима верой в Сына Бога, который полюбил меня и отдал за меня жизнь. Я не собираюсь уходить с этого уровня обратно.

Разве вам не ясно, что возвращение назад к той старой законопослушной, благообразной религии стало бы отказом от моих личных и свободных взаимоотношений с Богом? Так вот, я отказываюсь отрекаться от Его милости. Если бы реальные взаимоотношения с Богом можно было бы построить на соблюдении законов, тогда выходило бы, что Христос умер совершенно напрасно.
Tags: the message
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments