Руслан Кузнецов (ruslankuznetsov) wrote,
Руслан Кузнецов
ruslankuznetsov

Возбудитель

Photobucket

После того, как в 2006 году я побывал на Инкаунтере Центра Трансформации, стало понятно, что моя жизнь бесповоротно изменилась. Я не мог сказать, кем я стану и чем буду заниматься, но знал наверняка: все, что было раньше, раз и навсегда ушло в прошлое, а вместо этого грядет что-то новое и очень интересное.

В то время я был похож на солдата до присяги — он уже не гражданский парень и все его планы отложены, как минимум, на два года. Но, в то же время, он еще и не военный, у него нет оружия, военного билета и четких планов на будущее. Я просто наслаждался новыми ощущениями и часами общался с Папой. А спустя пару месяцев снова поехал на Инкаунтер, теперь уже в качестве помощника на кухне. Именно там я присягнул на верность своему Командиру.

В последний день, улучив возможность, я подошел к Андрею Шаповалову и сказал: «Я знаю, что стал новой личностью, я вижу, как радикально меняется моя жизнь. Но я не вижу никакого будущего, не знаю, что мне нужно делать, куда двигаться. Ты не мог бы попросить Святого Духа, чтобы Он прояснил для меня эту ситуацию?» И Андрей, положив свои руки мне на голову, выполнил мою просьбу.

Спустя несколько секунд я увидел огромную аудиторию, расположившуюся на открытом воздухе, где было множество взрослых и детей. Все эти люди сидели на скамьях и на земле и внимательно слушали оратора, говорившего к ним с высокой площадки. Я стоял слева между сценой и рядами, прекрасно видя лица слушателей и боковым зрением — фигуру выступавшего.

Далее я понял: всех этих людей объединяет тот факт, что их жизнь и их будущее зависит от слов человека, которого они так внимательно слушают. Более того, та информация, которую они услышат именно от него, является их единственным шансом получить новый старт и миновать страшную неизвестность вне общества Бога. Причем, ощущение было такое, что они пришли бы на этот стадион в любом случае — потому что нуждаются в помощи. А вот пришел бы туда этот оратор или нет, зависело бы уже от него самого. И если бы он не пришел, они так и остались бы без жизненно важного сообщения.

Я почти не запомнил ничего из того, что говорил Андрей. Кроме одной фразы: «Отец, дай ему боль за людей, которые Тебя не знают!» Потому что именно при этих словах мне стало ясно — это я говорю со сцены. И все эти люди — мои слушатели. Точнее, я их оратор: в какой-то степени судьба этих людей доверена мне, и в зависимости от того, прийду ли я на эту сцену и что я с нее скажу, сложится их дальнейшая жизнь. Как Андрей Шаповалов сыграл важнейшую роль в моей судьбе, так Руслан Кузнецов должен будет сыграть не менее важную роль в судьбе всех этих, пока что незнакомых ему, взрослых и детей.

А затем я ощутил внутри себя страшную тоску, какую-то вселенскую печаль и жгучую горечь об этих людях. Я как никогда ясно осознал, что отныне это моя задача — позаботиться о них, помочь им выйти к свету, посвятить им столько своего времени, сколько будет нужно. Волна непередаваемой жалости и сострадания накатила на меня с такой силой, что я заплакал, как ребенок.

И тогда я пообещал, точнее, поклялся Папе, что сделаю все, что Он скажет, лишь бы все эти люди, которых я увидел, которые каким-то непонятным образом уже прикреплены ко мне, были обезопасены и сохранены для следующей Жизни. Понимая, что мне прийдется многому научится и через многое пройти, в тот момент я был готов отдать все, что у меня есть, ради тех, чьи судьбы с самого начала были запланированы переплестись с моею судьбой.

С тех пор это ощущение, пусть и не в такой степени, накатывало на меня множество раз, «в тему и не в тему», когда я был один или в компании друзей, дома или в дороге, при чтении письма с просьбой о помощи или при просмотре какого-то фильма. И я абсолютно ничего не могу с этим поделать, да и не пытаюсь, ведь я знаю, что это Дух в очередной раз дотрагивается до моих оголенных духовных нервов, чтобы встряхнуть меня до самого основания и не дать мне погрязнуть в обманчивой трясине жизненного быта.



Есть песни меланхоличные, печальные, тоскливые и скорбные. А есть душераздирающие. Отчаянность и безысходность стихов Михаила Танича усугубляется удалой музыкой Аллы Пугачевой и ее залихватским исполнением. Эта песня, в числе других «раздражителей», также является возбудителем вышеописанного состояния горечи о людях, прожигающих свои драгоценные жизни в пьяном угаре, в болезненной апатии и в безумном разгуле.



P.S. Картинка — тоже «возбудитель».
Tags: статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments