Руслан Кузнецов (ruslankuznetsov) wrote,
Руслан Кузнецов
ruslankuznetsov

Неделя 33



Тридцать третью неделю мы провели на восточном побережье Флориды, поднимаясь из «Американской Венеции» через Орландо и Космический центр Кеннеди в самый большой город штата Джэксонвилл.

Из Майами-бич мы поднимаемся на север по нескончаемым жилым и курортным кварталам к Eastern Shores, Восточным Берегам. Здесь, на Солнечных островах, с давних времен живут и отдыхают наши соотечественники.


2. Почему-то именно этот город облюбовали обеспеченные россияне и другие славяне, прикупив себе квартиры вот в таких многоэтажках.


3. Из окон тех самых «квартир в Майами» наши соплеменники видят что-то вроде этого. Ниже — русские магазины и рестораны, выше — хрущевки и девятиэтажки, в которых обитает русский народ попроще.


4. Дорога влево уходит на юг, в сторону Майами.


5. Дорога вправо — в сторону Уэст-Палм-Бич. По ее сторонам выстроились жилые дома, гостиницы, частные кварталы, «плазы» — одноэтажные торговые комплексы, паркинги и так сколько видит глаз. Одно название городской территории сменяется другим, за Помпано-бич следует Делрэй-бич, но визуально ничего не меняется — дома, гостиницы, магазины, стоянки. Скучно.


6. Когда вы слышите фразу «у них квартира в Майами», то это скорее всего где-то здесь, на скучных флоридских черемушках, растянувшихся на десятки километров вдоль дороги А1А.


7. Это второе место после Брайтон-Бич, где мы увидели так много русских. А вот и дома, в которых большинство из них живет. А вон и они, шагают в подъезд.


8. Только какими бы ни были скучными эти черемушки, но жить в таком месте точно в разы приятнее, чем в большинстве мест нашей бывшей и настоящей родины. А тем более доживать жизнь вечно мерзнущим, быстро устающим и падким на таблетки старичкам. Лучше дышать морским воздухом и прогревать косточки до ста лет, чем загинаться от ревматизма в холодном Нью-Йорке или, даже страшно представить, в раздолбанном Донбассе.


9. Как и на Гавайях, многие отдыхающие предпочитают бассейн океану. Справедливости ради: сегодня в хороших современных бассейнах редко встречается пресная, разящая хлоркой вода. Обычно она или соленая, или, как скорее всего в этом случае, очищенная океанская.


10. А вот где отдыхают живущие неподалеку или остановившиеся в гостинице русские. Пляж здесь намного чище и ухоженнее, но прибой все тот же морской, не океанский.


11. Еще дальше на север расположилась яхтенная столица Америки Форт-Лодердейл, который иногда называют «Американской Венецией».


12. Вот это уже очень похоже на наши представления о Флориде. Жилые районы с водными проспектами смотрятся впечатляюще.


13. Даже не доходя до набережной видно, что это не Океанская дорога в Майами-бич, с которой не видно океана. Здесь все по-честному.


14. Вот. В городе Форт-Лодердейл пляжный берег Флориды полностью реабилитирован в наших глазах. Это то, что надо — аккуратно, чисто, легко и хорошо.


15. Тротуары достаточно широкие, чтобы вместить и пешеходов, и столики.


16. А из-за столиков даже в самый неудачный момент всегда будет виден пляж и океан. И никаких припаркованных машин (еще бы проезжающие убрать).


17. Обрадовавшись тем, что во Флориде все-таки есть нормальные городские пляжи, идем пробовать на вкус крокодила. Ближе к вечеру снова зарядил ливень, стало прохладно и голодно, но Алла упорно не приступает к трапезе, не дождавшись бокала вина от нерасторопных официантов.


18. Сладковатое мясо крокодила оказалось довольно вкусным, что-то между курицей и свининой.


19. Ничего больше не ожидая от очередного крупного флоридского города прибываем в Орландо. На то, что город может оказаться вполне неплохим, указывает зеленое поле в самом центре и здания по его периметру. Значит, кого-то волновала не только практическая часть, но и эстетическая.


20. Я уже второй день «маюсь животом», поэтому сегодня на сбор информации Алла отправляется в уверенном одиночестве.


21. Наши первые подозрения счастливо оправдались — Орландо, на самом деле, оказался правильным, уютным и симпатичным городом.


22. Правильным, потому что здесь дороги в центре обсажены деревьями, обустроены разделителями, на которых в клумбах и подвесных горшках радуют глаз цветы и кустики. Из трех полос две отданы во владение автобусам, у которых, к тому же, свой светофор с преимуществом движения, как у трамваев.


23. Уютным, потому что здесь много парков, скверов, больших деревьев (иногда город высаживает молодняк, который еще не факт, что вырастит, а нужно сразу привозить нормальное, взрослое дерево), здесь есть куда идти, а что еще важнее, здесь есть зачем идти, даже если идти некуда.


24. Симпатичным, потому что администрация и жители Орландо об этом заботятся. Не считая временные яркие растяжки, все остальные вывески и рекламы выдержаны в одном продуманном стиле, цвета домов и уличной мебели не сверлят глаза, а полное отсутствие мерзкого асфальта говорит само за себя.


25. И даже там, где есть асфальт и где движение транспорта чуть поживее, украшенная поглощающей звуки зеленью улица с т-образным перекрестком в конце радует глаз гуляющего пешехода.


26. А вода и парки прямо в центре — это всегда огромный плюс в карму администрации города.


27. Хоть мы и пролетели его на повышенной передаче, но Орландо успел нам понравиться. Город, в который мы, если будем проезжать рядом, обязательно еще разок заедем.


28. А проезжать мимо мы точно когда-нибудь будем, ведь здесь самый большой развлекательный комплекс в США — с качелями, аттракционами, музеями и водными парками. Тот самый волшебный рай, который обещают послушным и хорошо учащимся деткам.


29. Раз уж мы были рядом, как было не заехать в гости к НАСА на остров Мерритт. Детвора одевается прилично случаю.


30. Народу толпы, но организация очередей у космического агенства на высшем уровне.


31. Комплекс №39. Здесь собирали и устанавливали на платформу шаттлы и ракеты.


32. И через двери, которые открываются 45 минут медленно и аккуратно увозили их на стартовую площадку.


33. С этого пульта когда-то следили за полетами «Апполлонов» на Луну.


34. Огромная ракета Сатурн-5 в натуральную величину, доставлявшая людей на наш спутник.


35. НАСА выкупила территорию острова в 567 квадратных километров, но использует всего лишь 10 процентов. Остальное — парки и заповедники. Грифы сушат крылья прямо под окнами центра.


36. Основная причина, почему мы сюда приехали: взглянуть на запуск самой большой в мире ракеты Дельта-4 с секретным разведывательным спутником на борту. Теперь мы тоже знаем, что такое «рокот космодрома».


37. Народу зрелище нравится.


38. Оставив после себя конденсационный след, ракета через минуту превращается в желтую точку и исчезает из виду. Несколько жидких хлопков и зрители разошлись по своим делам — люди привыкли к событию, которое еще их дедушкам и бабушкам казалось невозможной сказкой.


39. Коллектор микробов: кусочек лунного камешка, который все хотят потрогать.


40. Один из первых образцов космических скафандров похож на средневековые доспехи.


41. Все, что носили, в чем сидели и чем пользовались астронавты делалось под индивидуальные замеры. Слепки рук для производства перчаток.


42. Посадочный модуль Апполлон-14, в котором побывавшие на Луне астронавты приводнились в Тихий океан в далеком 1971 году.


43. Больше всего нас впечатлила презентация Атлантиса, последнего из шаттлов. Сперва была история о создании многоразовых кораблей, затем объемные кадры их полетов...


44. А в конце фильма часть экрана приоткрылась и на звездном небе взамен виртуального мы увидели настоящий Атлантис.


45. Это на фото все маленькое, но в реальности он огромный.


46. Реакция людей, входящих в этот зал, одинакова — растроганное изумление.


47. Как и в большинстве американских музеев, в Центре Кеннеди раздолье для детей.


48. Хотя и взрослым есть что поделать. Алла тренируется прицеливанию в унитаз с помощью установленной внутри его камеры. Космонавты, кстати, на самом деле проходят такую подготовку.


49. Образец спальни на космической станции. Ориентация не важна, главное залезть в мешок и застегнуться, чтобы во сне не улететь куда не надо.


50. Музей хорош, но, на наш взгляд, немного отстал от времени. Лет двадцать назад здесь было очень круто, а сегодня, с таким широким доступом к информации и с нашим иммунитетом к удивлению — так себе.


51. Продолжаем путь на север и прибываем в Сент-Огастин (ударение на «о»), город-патриарх, старейший в США.


52. Побывавший в свое время под испанцами, французами и англичанами город Святого Августина до сих пор хранит исторический район, погружающий туриста в далекие и неспокойные времена.


Я всегда верил, что есть нормы, от которых человеку просто нет смысла далеко уходить, потому что он рано или поздно к ним возвращается. В том числе и из-за нашей физиологии: можно завести моду на большие ложки, можно на маленькие, но в конечном итоге ложки все равно будут такого размера, который соответствует размеру человеческих ртов.

То же и с улицами. Можно сделать их чересчур широкими, можно слишком узкими, но людям все равно будут нравиться улицы нормальные. И двери нормальной ширины и высоты. И лавочки, под особенности скелета и мышц. И цвета, и материалы, и запахи, и звуки — все должно быть около нормы, отвечать нашим человеческим запросам.

53. Именно поэтому всякий раз, когда мы заходим в какой-нибудь старый квартал, мои душа и тело испытывают особенное чувство удовлетворения и комфорта.


54. А я в это время пытаюсь понять, почему. Может, потому, что это всего лишь «нормально», когда живой виноград оплетает бревна прямо над моей головой? Когда я сажусь на простую, ровную и удобную скамью и дотрагиваюсь ладонями до деревянного, а не пластикового стола? Когда стена рядом со мной не маячит яркой рекламой, а создает теплый, натуральный, ненавязчивый фон?


55. Это всего лишь нормально, что не идеальных линий дом, словно живое существо, постарел и покрылся пятнами и морщинами, точно так же, как это происходит с нашими телами.


56. Нормальные цвета, нормальные масштабы и размеры, нормальные натуральные запахи, нормальные звуки... Это ведь не так сложно — угодить своему зрению, осязанию, слуху и обонянию. Нужно просто держаться поближе к норме, как это делали наши предки, потому что у них тогда не было таких возможностей, ресурсов и технологий, какие есть у нас.


57. Алла нашла себе нормальный домик и хочет в нем остаться да и жить.


58. В некоторых дворах ведутся раскопки — «историческим» квартал не просто так называется.


59. В магазинах с мороженным продают старинное американское ярмарочное лакомство — яблоко в карамели.


60. В туалете старейшего города страны нашлась еще одна нормальная вещь: сиденье для унитаза с ручкой. В это трудно поверить, но я впервые за двадцать лет вижу ручку там, где мне ее не хватало все эти двадцать лет.


61. Старейшая твердыня на американской земле, Castillo de San Marcos, крепость Святого Марка, построенная в 1695 году.


62. Детвора ходит по музею не просто так — наблюдения записываются в специальные журналы.


63. Я люблю музеи, но не очень люблю строения-музеи, потому что из них вместе с назначением и жителями как-будто ушла самая главная составляющая, душа этого места. Вот бы здесь сотрудники в костюмах организовали деятельность, как это было во времена службы форта — повара готовили бы что-то на печи, стражники проходили бы по периметру стен, солдаты носили туда-сюда ящики, а офицеры бы на кого-нибудь, да хоть и на нас, покрикивали — вот тогда было бы совсем другое дело, тогда можно было бы хоть чуть-чуть проникнуться историей места. Как на корабле в Сан-Франциско, прекрасная же идея.


64. Внутренний двор крепости. Сюда во время нападений и осады приходили жить граждане Святого Августина.

65. Очень удобная штука — такие прогулочные трамвайчики. Билет покупается на весь день, можно гулять где угодно, а когда нужно куда-то переехать или больше нет сил ходить, садишься и едешь, еще и с гидом-водителем.


66. Полицейский зорко выследил подозрительные бутылки с пенистой жидкостью в руках толстушек. Камбуча — она такая, обманчивая.


67. Некоторые домики нуждаются в реставрации.


68. А некоторые ее успешно перенесли. Как же радуют глаз неидеальные линии.


69. Мох на деревьях — символ южных штатов. Жарких, влажных, старинных.


70. Остальной город также выдержан в стиле исторического района. Пресвитерианская Церковь, построенная индустриальным магнатом Генри Флаглером в память о своей умершей дочери.


71. Флаглер-колледж, начавший свою жизнь в качестве роскошного отеля. С высоты видно, что остальные жилые дома и здания также не выбиваются из общего ритма. Хороший городок Сент-Огастин, ужасен лишь перевод его названия на русский (надо было оставить испанскую версию Сан-Августин).


На подъезде к самому большому городу Флориды, Джексонвиллу, замечаю убитую в хлам машину, временами хаотично виляющую по полосе. За рулем то ли бухой, то ли обкуренный черный парень. С мыслью «надо бы обогнать и оторваться подальше, кто его знает» обгоняю, но через три минуты прямо перед съездом с фривея получаем мощный пинок в зад — не оторвался. В зеркало вижу какие-то движения, как будто хочет ехать дальше. Прижимаю, останавливаю. Будучи уверенным, что задок расквашен, даю команду Алле вызывать полицию, а сам иду смотреть.

Только не увидев никаких повреждений, кроме царапин на бампере, вспоминаю, что мы едем на высоком рамном внедорожнике с мощным фаркопом, а не на маленькой легковушке. У Хонды подбит передок, но тоже большая часть удара пришлась в бампер, благодаря моему фаркопу.
— Пьяный? — спрашиваю.
— Не-не, я с работы еду, у меня все есть, документы, паспорт.
— Я же видел, как ты вилял по всей дороге.
— Не, я не пьяный, вот, смотри, ботинки рабочие, одежда, я просто перетрудился на солнце, обезвожен я.
И, действительно, выглядит он не очень. Но у меня самого постепенно начинает тянуть шея и противно болеть голова — типичное для заднего удара сотрясение.
— Окей, — говорю. — Я вызвал полицию на всякий случай, давай еще дальше прижмемся к обочине.
— Нет, я не хочу говорить с полицией. Не хочу!

72. И чернявый дает газу даже не захлопнув свою дверь. Я в этот момент уже включил камеру на телефоне и делаю кадр вслед. Соседняя полоса едва успела затормозить, а чувак, виляя, наконец поймал открытую настежь дверь и умчался вдаль.


73. Ладно. Алла еще на телефоне с 911, говорим им, что съедем с моста и станем на ближайшем перекрестке. Сам думаю: «Машина не повреждена, с нами тоже все в порядке, голова поболит и перестанет, надо будет сказать копам, что не хотим разборки и поедем дальше. Гляну только еще раз на зад, может там что внизу повредилось». Съезжаем, паркуемся под мостом. Я иду еще раз взглянуть на машину, слева замечаю какой-то движняк: народ бурно жестикулирует и косится на нас. Только теперь вижу ударенный Джип. Неужели?


74. Подходим, спрашиваем, так точно: чмо все же не смогло нормально сделать ноги и, пролетая на красный, замочило девченку в передок. После этого теряя фары, бачки и подкрылки, Хонда перелетела через высокий бордюр, попутно отрезав свисающие снизу потроха защиты и, вылетев на удачно пустующую в этот момент встречку, снова свалила в переулки. Мы рассказали о нашем приключении и сообщили, что имеется номер машины.


75. Приехала дорожная служба. Все — участники и свидетели — рассказали свои истории. Дядька все записал, похвалил, что я сфоткал номер, посоветовал звякнуть страховым и уехал.


76. Мимо проехала «пожарка». Водила крякнул сиреной и жестом спросил, нужна ли помощь. Мы жестами ответили, что не нужна.


Приехал следующий коп. Удивленно посмотрел на наши машины, промямлил «че-то здесь вообще все не так» и собрался ехать дальше. Потом снова вышел:
— А где Форд Мустанг, или как там его?
— Не знаем. У нас тут Тойота с Джипом. И Хонда, но она удрала.
— Удрала? Хонда? Мне вообще все не так рассказали. Ладно.
Снова ушел в машину. Стоим, смотрим на него.

77. Через пять минут вернулся.
— Не знаю, вообще все не так. Ладно, буду вами заниматься. Так что случилось?
Снова все рассказываем. Молодой и мучительно неопытный коп удивляется, запинается, забывается, волнуется. Показал ему номер Хонды, он пошел «пробивать».
— Узнаешь?
— Узнаю, узнаю брата Колю.


78. Тут у меня палец нечаянно и нажал на кнопку спуска: вот он, красавец, Джон Болден. Коп говорит, что у них на него уже целый список имеется. Ждут они его в гости, в общем.


79. Дальше выясняется, что нам, вообще-то, нужен другой полицейский, не городской, а хайвейный, FHP — Florida Highway Patrol. Ок, будем ждать. Пока сделаем фотку, как полицейский толкает под зад машину, у которой, скорее всего, закончился бензин.


80. Еще ждем. Наконец приезжает хайвейный царь. Персонаж самый киношный, лицом и повадками похож на Сэмюэла Джексона. Рассказываем все еще раз. В этом месте я уже пожалел, что остался, но деваться некуда. Услышав про фото номера, коп тем самым тонким-в-нос фирменным негритянским фальцетом пропевает:
— То есть, как это? Как у тебя оказался фотоаппарат в этот момент? Ты, видимо, с самого начала, увидев за рулем «братишку» (так черные называют друг друга) сразу же пошел его фотографировать, на всякий случай?
— Примерно так, — говорю.


81. Подтянулось еще пару патрульных. Устроили консилиум: есть ли у нас доказательства, что в джип въехал именно тот чувак, номер которого мы сфоткали? Говорим, что были свидетели, оставили телефон. А они номер сфоткали? Запомнили? Не знаем. Вот то-то и оно. Будем выяснять.


82. Ну вы там выясняйте, а мы Джона уже нашли на Фейсбуке и отправили ему пару фоточек с вопросом «узнаешь?»


83. Заканчивается эта эпопея тем, что девчонку забирает прокатная контора, которую наняла страховая компания (я ей на память вручил сувенир в виде патрона для фары от Хонды), наш Джексон выписывает квитанцию, что все зафиксировал и будет судиться с Джоном, который уже до этого находился в розыске («Я так понимаю, вы на суд сюда не приедете»), и мы снова продолжаем наш путь.


84. В Джэксонвилл, самый густонаселенный город во Флориде.


85. И снова мои ожидания не имеют ничего общего с реальностью. Вместо шумного южного мегаполиса нас пустыми глазницами окон встречает полуживой, как будто опустевший после неведомого катаклизма, город.


86. То, что это именно город, а не городишко, видно по большим площадям и по скверам, с памятниками и фонтанами.


87. По широким односторонним, на перекрестках выложенным кирпичом и булыжником улицам.


88. По монорельсу, летящему над центром и по мосту через реку.


89. По вполне симпатичной и приятной городской набережной вдоль реки Сент-Джонс.


90. И даже по бетонным тумбам-указателям улиц видно, что это именно город.


91. Но на площадях и в скверах Джэксонвилла никого, кроме бомжей и подозрительных личностей нет.


92. На широких тротуарах города мало людей, а магазинов, ресторанов и кафе и того меньше.


93. На монорельсе катаются или такие же фото-туристы как мы...


94. …или очень колоритные персонажи, живущие в каком-то своем мире.


95. На набережной тоже безлюдно. Хочется верить, что сейчас просто среда, и еще дождь мог пойти, ну и просто так вышло. Хочется, но не верится. В городе такого масштаба (а он самый большой по площади в США) такие пустоты означают одно — город умирает.


96. Кто играл в SimCity, тот знает: как бы ты ни старался грамотно планировать зоны, какие бы широкие дороги не строил, сколько бы труда и денег не вкладывал в монорельс, возвел ты самые мощные электростанции и выстроил идеальную систему переработки мусора, но твои жители все-равно могут взять и не заселиться в твой район. Или уйти из него, оставив после себя серые небоскребы и пустые офисы. Почему? Потому что ты не построил их детям школу, а им — музей. Все сделал, а про это забыл — и нет у тебя города.


97. Потому что этого мало — построить инфраструктуру, посадить деревья, разбить скверы и укатать дороги. Жизнь города не измеряется высотой зданий и количеством лавочек. Городу нужна душа, а душа города — это хорошие, умные, интересные люди, которым здесь хочется быть, потому что им есть где учиться, развиваться и реализоваться. В Джэксонвилле хорошим людям, видимо, быть не хочется. По разным причинам.


98. Нет, они, конечно же, тут появляются, просто не на улицах города. Они приезжают, паркуются и уходят в здания. А потом производят те же действия в обратном порядке. А глупых и злых людей здесь все больше. В недавнем прошлом город 12 раз становился лидером по количеству убийств.


99. Оттого и журчащие фонтаны, и стоящие шахматы, и глядящая себе между ног курица выглядят здесь слегка неуместно.


100. Ну да, бомжи тоже люди. Эта барышня была свидетелем вчерашней аварии под мостом. Спит, где прийдется, путешествует в товарных вагонах. Вот ей в Джэксонвилле вполне неплохо. И ей подобным персонажам, которыми и заполнен сейчас город.


101. Хочется верить, что все у него получился, что у его причалов снова будут качаться мачты многочисленных лодок и яхт, а по тротуарам и набережным будут бродить толпы местных и туристов.


102. Что бесчисленные паркинги скроются с людских глаз, а разобщенные здания объединятся в один монолитный, живой, процветающий центр.


103. Пока же самый большой город Флориды останется в нашей памяти примерно таким ощущением, напоминая нам о своем младшем брате почти-тезке Джэксоне из Миссисипи.


104. В Джэксонвилле мы познакомились с нашими читателями, тоже путешественниками, которые любезно пригласили нас на ужин и предоставили ночлег. Спасибо еще раз, Дима и Вика!


105. А еще здесь оказался самый культурный русский магазин из всех, в которых нам пришлось побывать.


106. Едем дальше на север, в Джорджию.


Tags: florida, tour us, Флорида, Экспедиция по США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments