Руслан Кузнецов (ruslankuznetsov) wrote,
Руслан Кузнецов
ruslankuznetsov

Недели 15-19



С фестиваля Берниг Мен мы снова отправились в Калифорнию, чтобы там отмыться, перегруппироваться, поработать, передохнуть и начать третью часть нашей экспедиции по США.

По дороге из Блэк Рок Сити в Сан-Франциско нам пришлось заночевать на заправке. На самой лучшей заправке за все время нашего путешествия.


2. То, что она сравнительно недавно построена, это одно. Важно то, что менеджер заправки не мелочится и держит марку. Поэтому здесь чисто, светло, щетки для мытья стекол самые лучшие, вода мыльная, салфетки на месте, мусорки не переполнены. И все это — решение конкретного человека, даже не корпорации. Потому что мы не раз заезжали на заправки одной и той же компании, и разница была огромная.


3. Интерьеры созвучны непереводимому названию Maverick (независимый человек/бродяга/скиталец).


4. Проехали мимо знаменитого на западе озера Тахо. Калифорнийская засуха забралась даже сюда, высоко в горы. Сколько еще будет стоять невостребованным новенький пирс с подъемником для лодки — никто не знает. А вот знак стал даже актуальнее.


5. Самое большое альпийское озеро в Северной Америке, Тахо никогда толком не прогревается, но и никогда не замерзает. Зимой здесь даже красивее, чем летом.


6. Чистая душа-нараспашку мусорного бака на трак-стопе Flying J, где мы часто останавливаемся и о котором будет отдельный рассказ.


7. Дети Кремниевой долины наших гавайских друзей Ильи и Иры, Алекс и Мила, потихоньку подрастают и обретают характеры. Они двойняшки, так что здесь обеспечены долгие годы взаимного согласия, соперничества и, очень может быть, родственного рукоприкладства.


8. Чтобы не мешаться под ногами у двойняшек мы большую часть времени обитали в гостевом центре.


8а. На этом диване были написаны все посты про Бернинг Мен.


9. Здесь же полноценная кухня. После месяцев жизни в машине и недели на плайе уровень комфорта зашкаливал.


10. Потрудился — можно расслабиться. Джакузи и душ тут же.


11. Спали в машине, чтобы не мешать Алексу и Миле громко общаться с родителями поздно ночью и рано утром.


12. Хорошенько поработав и передохнув отправляемся дальше. В мае, устав мерзнуть в Сан-Франциско, мы поехали греться в Аризону, пообещав себе, что вернемся сюда в сентябре. Вот, вернулись, и первым делом едем в некогда богемный район Хейт-Эшбери. На углу работал маляр, напоминая своей высококачественной деятельностью гастарбайтера обыкновенного.


13. В шестидесятые годы на эти улицы пришли хиппи вместо ушедших из-за планировавшегося строительства фривея зажиточных людей.


14. Да так здесь и остались.


15. Сюда можно приезжать побродить-поглазеть.


16. А можно даже не бродить, а глазеть из специально изобретенного для этой цели автобуса.


17. Собачка-поводырь у слепого паренька, который по звуку ищет маршрут на карте телефона.


18. Субъективное наблюдение: байкеры, вне зависимости от возраста, на спорт-байках нарушают правила дорожного движения намного чаще, чем «харлеевцы».


19. Провода, конечно, порядочно портят жизнь не только фотографу, но и простому наблюдателю. Но даже и они ничто по сравнению с припаркованными вдоль улиц машинами. Это даже не мусор, а визуальное барахло. Можно только воображать, как бы преобразилась улица, если бы по всей ее длине не стоял этот разнородный хлам.


20. Сперва я прошел мимо этой мягкой игрушки в костюме, не обратив на нее никакого внимания.


21. Оказалось, это живой кот в костюме, бабочке, шляпе и очках спит, положив голову на кружку.


22. Интересный район, но... Может это мы после Бернинг Мена, но как-то уже хочется хотя бы минимум цивилизации и порядка. Вся эта художественная самодеятельность, претендующая на «арт» начинает набивать оскомину. Да и людишки тут, прямо скажем, не очень порядочные. Половина праздно стоящих продает наркоту, а вторая половина ее только что употребила. Значит, преступность тут точно не увядает. Рабочим приходится подпирать дверь, чтобы инструмент не потырили.


23. Ну и, конечно же, бомжи. Здесь они, правда, богемные — белые, молодые, творческие. Но оттого не менее вонючие и безобразные. Копы разбудили этого босяка, разложившегося на тротуаре, но он еще и наезжает в ответ «это не по-конституции!»


24. Короче, район Хейт-Эшбери так же самобытен и ярок, как эта разрисованная стена дома. Главное, научиться не замечать и не обонять тело под ней.


25. Идем в центр города. Дома до скуки однообразны своим разнообразием. И все как будто одной пятилетки рождения. То есть все старые, просто некоторые подремонтированы, а остальные — как есть. Гаражики маленькие, крупные машины приходится оставлять на дороге или драйвее, перегораживая тротуар.


26. Центральная улица Маркет Стрит. На первый взгляд все совсем неплохо: деревья, велосипедная дорожка, трамваи.


27. Трамваи! Это лучшее, что есть в Сан-Франциско. Это какие-то конфетки для глаз, нежным, мелодичным звоном услаждающие уши. Каждый раз, когда мимо проезжало подобное чудо, я останавливался и долго глазел вслед. Музей, который ездит по городу и даже перевозит посетителей.


28. Местная публика довольно колоритная, и это мы еще не пошли в район Кастро, где обитают геи, лесбиянки, трансы и кто там еще бывает.


29. Гуляем. Туристов на улице, на мой натренированный в Гонолулу глаз — третья часть.


30. В переулках город выглядит так себе, спасают холмы.


31. Конечная станция канатного трамвая. Еще одно очко в пользу города. Сохранить этот раритет, восстановить его и продолжать эксплуатировать спустя 142 года после постройки — это, по-моему, великое достижение.


32. Парадокс в том, что самый пожилой общественный транспорт в городе ездит по таким крутым дорогам, куда не заедет никакой молодой.


33. А разворачивают вагончик просто — ручками и ножками.


34. И вот идем мы по городу, прошли уже несколько километров и поняли, что устали. Хотим сесть на лавочку и отдохнуть. А лавочек нет. На жилых улицах нет, на центральной нет. Пять кварталов прошли, десять, а присесть негде. И тут мы поняли: лавочек нет, потому что не мы, туристы, в городе хозяева, и не местные студенты, и даже не бизнесмены. А они.


35. Это мы проходим мимо по своим туристическим, студенческим или деловым делам. А они никуда не идут, они тут живут. Стоят под стенками, бредут наискосок по тротуару, перекрикиваются с кентами на другой стороне улицы. Ругаются, ржут, плюются, курят траву, пытаются продать ее прохожим. Те аккуратно обходят их скопления стороной. Так вот, именно из-за этих людей мы лишены возможности сесть на удобную лавочку, передохнуть, поглазеть по сторонам.


36. Они все равно оккупируют все сидячее пространство, а мы так и будем брести мимо. Пиная газеты, стаканчики, кульки и другой мусор, которым усеян центр Сан-Франциско.


37. И вот она! Не лавочка, но хотя бы не ступеньки у входа в здание. Правда, здесь есть условие: плата за отдых — богатейший букет запахов соседа. Сиди, вникай, развивай свое обоняние.


38. Хорошо, что ребята устроили концерт, где обессиленный пешеход может передохнуть.


39. Детям не до отдыха, они влезают внутрь этих шаров и с разгона врезаются друг в друга.


40. Лавочку мы все же нашли, почти в конце нашего маршрута, там, где начался деловой район. И на другой стороне улицы.


41. Вот это самое отсутствие лавочек из-за бомжей удивило и огорчило больше всего. Это как если бы кто-то пригласил тебя в гости, но не предложил сесть, потому что единственный стул занял грязненький сосед по квартире. И вот ты ходишь по комнате, общаешься, рассматриваешь фотографии на стенах, угощаешься вином и восхищаешься интерьерами, но спина уже ломит и устали ноги. И уже тебе не до разговоров и фотографий, потому что «сесть» — это все, о чем ты думаешь. Но негде. Неуютно, неприятно, обидно и хочется домой.


42. Большой город = больше проблем. Но зато меньше денег. Полиция СФ ездит на какого-то запредельного уровня убитости и старости машинах.


43. Мусорка на красной дорожке.


44. И только трамвайчики и велосипедисты на пробеге поднимают настроение (голых мужиков впервые увидел уже на фотографии).


45. В районе Little Russia, Маленькая Россия, что недалеко от Ричмонда, самого большого русско-язычного района в городе, зашли в русский православный храм.


46. Батюшка как раз давал наставление родителям крещенных младенцев. Послушал. Коротко смысл такой: «Правильно сделали, что привезли вашу машину к нам в сервис, мы помыли колеса, так что теперь с ней все будет в порядке, главное, не забывайте протирать руль и дуть на радиатор, когда он перегревается». Родители благодарно припадают устами ко кресту.


47. Затем батюшка пробегается с новоцерковленным рабом божиим по храму, торжественно вознося его перед собой, как Рафики — Симбу. Все это выглядит любопытно и даже занимательно. Сбивает с толку только, что спектакль не имеет никакого отношения к реальности, но все все равно делают вид, что имеет.


48. В церковной лавке продается книга, коротко и по делу рассказывающая юному читателю о сущности православия.


49. Тут же есть и приходская школа. Столовая с «царственным страстотерпецем» Николаем Вторым на иконостасе.


50. Классная комната. Тетенька читала скучающим ученикам что-то о святых отцах, живших в пятнадцатом веке. Бедняги. На стене обязательный святой Николай, благодаря чьим заслугам эти русские дети учат русский язык и историю России на американской земле.


51. На соседней с храмом улице явилось диво: целый квартал без проводов. Учитывая, что я забыл поменять настройки ИСО на камере после съемки при малом свете, зернистость и полностью закрытая диафрагма придали снимку чудотворную ауру. Если бы еще можно было убрать машины...


52. Вот примерно так выглядят домики в районах средней руки. Каждый химичит с дизайном как хочет, главное, чтобы было три этажа и гараж.


53. Пожарная станция встроена в общую схему.


54. Магазин «Продуктовый сток», который со скидкой сбывает то, что не успели продать другие магазины до крайней даты перед истечением срока годности.


55. Причем, здесь можно купить не только продукты, но и вещи. В одну корзину мешок лука и розовые штаны.


56. Выбрал колбаску, сырок и, заодно, подушку для собачки с полки взял.


57. Марк Твен так говорил: «Самая холодная зима в моей жизни была летом в Сан-Франциско». Здесь, на самом деле, почти никогда не бывает жарко даже в августе. В мае мы беспомощно мерзли, но списывали на нашу гавайскую разнеженность. Однако и в сентябре, самом теплом месяце в году, средняя температура в Городе Туманов не превышает 21 градус, а на побережье, со свежим ветерком, и того меньше. Но народу все равно хочется пляжа и солнца.


58. У залива живут самые обеспеченные санфранцисковцы.


59. Скромный домик, но стоить он будет тысяч восемьсот, а то и миллион. Потому что район.


60. Поднимаемся на Russian Hill, Русский Холм.


61. Русский, потому что здесь в 19 веке было русское кладбище, где хоронили своих моряков и предпринимателей самые первые русские поселенцы. Отсюда открывается неплохой вид на залив и знаменитую тюрьму Алькатрас.


62. А еще здесь самая крутая (вроде как) улица в стране — Ломбард Стрит. С нее тоже открываются хорошие виды.


63. Проблема в том, что об этом знают не только местные жители, но и все до единого туристы.


64. Так что уединение жильцы улицы Ломбард могут найти только за высоким забором в своем дворике.


65. Или на верхних этажах апартаментов.


66. А вот тем, у кого дворы и гаражи выходят на знаменитую дорогу — не повезло. Туристы-пешеходы идут под окнами сплошным потоком, туристы-автомобилисты едут бампер в бампер по дорожке. Специально ради местных здесь постоянно дежурят регулировщики, разводящие движение. Муж в розовой рубашке побрел в дом, жена, следуя командам патрульной сдает задом в свой драйвей.


67. Едем в плохой район города — Тендерлойн.


68. Все как везде, только еще больше слоняющихся бездельников, бомжей и алкашей.


69. Ну и решетки на первых этажах, верный признак, что вы — в гетто. Скучно, уныло, противно.


70. Но и тут есть своя жизнь, местами даже самобытная и красивая.


71. Mission District, мексиканский район. Его отличительная, она же национальная черта — красочность.


72. Может и безвкусно, зато аккуратно и ухожено.


73. Лучше так, чем разрисованные как попало и кем попало стены в Хейт-Эшбери.


74. Если бы я был президентом, я бы сперва в городах закопал провода под землю, а затем убрал парковки вдоль дорог. А пока остается только силой воли убирать эти машины из кадра и наслаждаться тенистой улочкой, прям как в песне Юрия Михалыча.


75. Много еще чего мы повидали в городе, всего не покажешь и обо всем не расскажешь. Пора двигаться дальше.


76. В общем — впечатления и ощущения противоречивые. Что-то очень сильно нравится, что-то — отвращает. Город очень оригинальный, ни на что не похожий, со своим шармом и характером. Уже стоя здесь, на другой стороне залива, подумал, что стоило бы еще раз вернуться и побродить там, где не удалось в этот раз. Но с другой стороны понимаешь, что вряд ли увидишь что-то принципиально новое или отличное от того, что уже увидел.


77. Ладно, бомжей проигнорируем, грязь простим, лавочки, точнее их отсутствие, не заметим. Но как игнорировать или не замечать эту ужасную погоду?


78. Красиво здесь, это да. Мало таких мест, где так красиво. Но какой же холодный, влажный и сильный ветер пробирал меня до самых костей, когда я делал это кадр. И это в самое теплое время года.



Tags: california, nevada, tour us, Калифорния, Невада, Экспедиция по США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments